marina (goroda) wrote,
marina
goroda

gyal you a party animal

Поговорим о колумбийском туризме. (Опечатку «тупизме» прямо-таки не хотелось исправлять, настолько она уместна.)

В конце марта в Колумбии наступает что-то вроде наших километровых выходных на Новый Год: Семана Санта, неделя католических праздников, в которую многие предаются греху отдыха на побережье.
Приближалась эта самая неделя, я сидела в Боготе на жопе ровно и не собиралась никуда ехать на эти праздники, потому что билеты на самолет стоили дороже обычного ровно в три раза. Но случилось так, что соседка Марина позвала меня ехать на Карибское море в компании неких людей. Автобусом. 23 часа туда. 20 часов обратно.
Кто позовет тебя идти милю, иди с ним две, подумала я как обычно, и согласилась.

Не то чтобы я жалею. Да, на авиабилеты и хостелы я в одиночку просрала бы как раз столько денег, сколько я отдала бездарному организатору трипа Эдвину. Поехав на море в одиночестве, я избавила бы себя от многих проблем, но и от многих приключений тоже. Так что нет. Я не жалею.

Поехали мы, короче.



Половину дороги португальско-колумбийская составляющая нашей компании бухала пивас и анисовую водку под непрерывные завывания ямайского певца Чарли Блэка. Не это было плохо. Плохо было то, что эти люди постоянно тормозили автобус, чтобы выйти а) поссать и б) еще за пивом. Ну вот кто так пьет.

В общем, мы спустились с прохладных гор в тропические леса и сорокаградусную жару. Примерно на этом моменте в автобусе весьма некстати сдох кондиционер. Но я была настолько безусловно рада апельсинам, курам, деревне Лас Вегас, запаху мокрого леса, кукурузным полям и бамбуковым рощам, что мне было плевать вообще на все неудобства.

О том, что такое неудобства, я вспомнила, когда мы приехали в свой первый хостел. Это оказался эко-френдли хостел.



То есть это такой навес из пальмовых листьев на холме посреди леса, в котором стоят восемь коек. Розеток штуки три, и все работают только днем от солнечной батареи. До моря ехать 3 км в кузове пикапа любезного хозяина хостела. Душ существует, но вокруг него не существует стен. Ко всему прочему, он ОДИН на всех.



Зато рядом течет одна из самых лучших рек на земле. По ней на автомобильной камере можно доплыть до океана (правда, Эдвин не уточнил, что доплыть можно часа за четыре, поэтому река всех успела достать, но я все равно ее люблю).



Болгарин Эмиль и русские барышни на эко-френдли кухне.



Всегдашний бесплатный кофеечек делает все лучше.





Марина и ее парень Цезарь, с которыми я протусила всю первую половину путешествия. Тут они пока еще вместе и пока еще кажутся мне вполне прекрасными людьми.



Вокруг нас летают попугаи.





Хозяин хостела увлекается, ну, скажем, садоводством.



Но настало время уезжать из городка Паломино в места еще более отдаленные. В этом самом Паломино, кстати, есть индейское кладбище и индейцы. Индейцы все ходят в белых одеждах и занимаются огородничеством и мелкой торговлей. Индейцев-попрошаек я не видела нигде, хотя вполне вероятно, что они существуют.



Британская часть компании страдает от похмелья.



Три часа на заправке мы ждали, пока португальская девушка Росинья сходит в душ и соберет вещи. К концу поездки эту девушку ненавидели все, но пока что из-за нее мы всего лишь опоздали в национальный парк Тайрону. В парк нас пустили, но до кемпинга пришлось идти два с половиной часа по абсолютно темному лесу, в котором, э-э, живут ягуары. Мама была не очень довольна, когда я ей об этом рассказала.



Марина и Цезарь делятся со мной походным завтраком, но я в этот момент все равно на них очень зла, потому что даже эльфолорды на подмосковных ролевках не решают утречком в полный голос поебстись, лежа с тобой на одной пенке спина к спине.



Вообще я поняла, что спать в палатке я ненавижу даже если рядом океан. Ничто на свете не оправдывает спанье в палатке.



Оказывается, родина заполонившей Средиземноморье бугенвиллеи — Южная Америка.





В Тайроне полно птиц. Когда плаваешь в море, какие-то кондорообразные огромные твари проносятся прямо над головой. Не то чтобы это приятно. Но круто.



По утрам игуаны тусят на камнях.



С пальм можно сорвать кокос, расколоть его и съесть. Я неоднократно ела кокосы, но их всегда надо было покупать, нельзя было просто стрясти с дерева, как яблоко. Тут — пожалуйста.





Кроме кокосов, живности и моря, в Тайроне еще есть пеший маршрут для желающих полазить по горам Сьерра Невада. И хотя это, конечно, не та Сьерра Невада, я на нее полезла. Маршрут симпатичный, такая себе дорога на Эльдорадо.



Параллельно тропе почти всегда тянется магистраль муравьев-листорезов.





У них даже эстакада имеется.



Обезьян скорее слышно, чем видно. Но иногда видно.



Бабочка размером с небольшого голубя.



Агрессивно настроенное дерево.



Ящерицы с синими хвостами.



Какой-то цветок. (У меня не было с собой айфончика с инстаграмом, поэтому всю ерунду я снимала на нормальную камеру.)



Тропа мало похожа тропу.





Пока что это самый сложный пеший подъем на гору из всех, которые мне приходилось осуществлять.



Организм, как ты не подох, удивляюсь до сих пор. Спасибо, что живой.



Открытка Ларе Крофт.



Ближе к вершине мы нашли речку.



В речке был золотой песочек.



Целью подъема считается индейская деревня, которая на самом деле не деревня, а просто пара-тройка современных хижин, нежилых и построенных для наглядности на древних террасах. Индеец там был один, и в парке он вовсе не живет, а работает: продает воду и кока-колу уставшим путникам.







На обратном пути мы добыли кокос. Цезарь попытался распилить его о скалу, но ничего не вышло, пришлось спускаться с кокосом к ножу.



Опыт сын ошибок трудных, я решила больше не ночевать в одной палатке с моими добрыми друзьями. Вместо этого я полезла бомжевать вот в это строение на утесе:



Днем оттуда очень красивый вид. Огромные волны шумят, море мой брат, вот это вот все.





На первом этаже строения висят гамаки. Они сдаются в аренду на ночь, но были, естественно, раскуплены все.



Поэтому я (и некоторые другие хитрецы) спали просто в спальниках на втором этаже.



Волны ревели, ветер выл, спала я часа четыре и утром страдала от насморка, но утес над морем все равно в миллиард раз лучше палатки.



Потому что.



Обратно из Тайроны мы не опоздали только потому, что пинками разбудили Эдвина. Сей недостойный муж пил и нюхал до четырех утра, но делал это на общий сданный бюджет, так что будить его было нисколько не жаль.



Два с половиной часа прогулки обратно по парку ДНЕМ были очень хороши.



Я дитя городов, хотя бы заправок на худой конец, но не могу не признать: парк Тайрона заебись.

Tags: Колумбия, Паломино, Тайрона, в дороге, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments